Петр Татарников: «На острие технологического прогресса»

В ходе недавно прошедшей в Лимассоле выставки iFX Expo нам удалось пообщаться с одним из ключевых её участников Петром Татарниковым,  руководителем компании «Finacom PLC Limited»,  также известной в индустрии как The Financial Commission.

Карьера Петра началась в 1999 году с позиции ассистента в отделе дилинга в России, а уже в 2011 году Петр создал и возглавил свою консалтинговую группу в Нью-Йорке. За время своей карьеры Петр провел более 200 семинаров по торговле на рынке Forex, а также консультировал Центральный банк Российской Федерации по западным моделям регулирования рынка Forex. Известный трейдер Alexander Elder включил в свою книгу «Entries & Exits» целую главу, посвященную торговой стратегии Петра.

Финансовая комиссия — независимая организация, которая специализируется на урегулировании споров между брокерами и трейдерами, работающими на рынке Форекс. В своей работе Комиссия ориентируется на прозрачность и простоту взаимодействия. Финансовая комиссия участвует во всех знаковых событиях Forex индустрии по всему миру, в том числе в Китае, России, Великобритании, Украине и Гонконге.

Ваша компания занимается урегулированием споров. У меня возникает сразу несколько вопросов об этом. Как часто возникают спорные вопросы и как поэтапно они разрешаются? Что происходит со случаями, которые не могут быть разрешены? Как много претензий вы получаете в месяц и какое среднее время их рассмотрения и принятия решения? В случае принятия решения в пользу клиента, компании принимают вообще решение или идет обсуждение дальнейшее?

К нам поступает примерно до 20 претензий в месяц, причем претензиями считаются не просто жалобы клиентов, а именно  письменное требование. Среднее время их рассмотрения  12-14 дней. Сначала мы собираем информацию со стороны клиента, затем  со стороны брокера, а после ищем возможные  варианты урегулирования претензии до того как она попадет  в комитет. Иногда ситуация решается до этого момента. Мы всегда стараемся вопрос на стадии расследования. После того, как она попала в комитет выносится окончательное решение, которое обжалованию не подлежит, за исключением случаев, когда сам клиент подает апелляцию, если он не удовлетворен  суммой компенсации. Над каждой претензией  работает несколько членов комитета, как минимум их трое. Сам комитет – независимый орган, а члены комитета выбираются согласно специфики каждой конкретной претензии. Неразрешимых претензий не существует.  Решение будет вынесено в любом случае и брокер обязан будет его выполнить, в противном случае его ждет исключение из Финансовой комиссии. Если мы регистрируем всплеск претензий по какой-то одной компании – это может служить причиной для занесения этой организации в наш собственный «warning list». Есть целый список таких компаний, которые мы не рекомендуем  клиентам.

Финансовая комиссия контактирует либо сотрудничает с Sеcurities and Exchange Commissions, в которых зарегистрированы компании?

Нет, мы не сотрудничаем с ними. Мы являемся независимой организацией, но в любом случае мы всегда открыты этому сотрудничеству, если это необходимо.

Дает ли комиссия рекомендации компаниям по улучшению торговых платформ? Прислушиваются ли они к вам?

Безусловно, даем. И не только по улучшению торговых платформ, но и по практике исполнения ордеров, и по клиентскому сервису, и по многим другим вопросам, которые возникают в процессе рассмотрения претензий. И, конечно же, они прислушиваются к нам.

Как Финансовая комиссия разрешает случаи, при низкой и высокой волатильности (это статистический показатель, характеризующий тенденцию изменчивости цены)?

 

При увеличении волатильности (цены летают  то вверх, то вниз) на рынке, трейдеры становятся наиболее активными. При этом, часто возникают ситуации, когда клиентские ордера исполняются не по тем ценам, которые они заказывали, а по более худшим.  Это  является причиной возрастания количества претензий со стороны клиентов, потому что не все из них в полной мере понимают процесс исполнения ордеров на валютном рынке. В таком случае мы проводим анализ и выясняем: было ли исполнение данного ордера правомерно; была ли возможность исполнить этот ордер по лучшей цене; затем, на основании этого анализа, мы принимаем какое-то решение.

Берет ли комиссия с клиента процент от компенсации в качестве сервисной цены или таких ставок нет? Только ли брокеры платят за членство?

Клиент (трейдер) вообще ничего не платит.  Для него все сервисы Финансовой комиссии бесплатны. Брокер же добровольно вступает в нашу организацию и платит членские взносы, чтобы у его клиентов появилась возможность рассматривать споры  с клиентом в независимом, так называемом  «третейском суде». Это своего рода заявление брокера о том, что он ведет бизнес честно, то есть, по сути, вступление в нашу комиссию  можно рассматривать как знак качества брокера.

Насколько легко клиенту оформить заявку?

Это очень просто. Достаточно зайти на наш сайт, заполнить онлайн-форму по которой мы сможем начать рассмотрение претензии.

Компании предоставляют информацию о комиссии на своих сайтах  в случае, если клиент хочет заявить?

Да, компания обязана по нашему соглашению разместить информацию о том, какой путь разрешения ситуации клиенту доступен.

В последнее время ситуация на рынках усложняется. Волатильность на реальных ранках немного упала, регуляторы ужесточаются,  а регулируемые компании обязаны соблюдать полную прозрачность и полное раскрытие торговых операций. Следовательно, интерес к рынку Форекс снижается, как и заявки по операциям.  Какой у вас план действий, в случае, если рынок Forex потеряет интерес  у клиентов?

Я не соглашусь по поводу спада интереса. Наоборот, я вижу, что волатильность  возвращается на рынки, по сравнению, например с 2014 годом, когда показатели были на минимуме и многие компании вообще ушли с рынка, потому что волатильность – это основа для заработка дилера. Но сейчас мы видим, что действительно регуляция усложняется, это абсолютно нормально, а интерес клиентов наоборот, не падает.  Если бы он падал, регуляторы не производили бы каких-то дополнительных действий по ужесточению и усилению контроля. В первую очередь, это заметно по количеству претензий от наших клиентов, оно растет каждый год.  И что немаловажно, расширяется география наших клиентов, сейчас мы рассматриваем претензий на 8 языках, а это очень серьезно. На наш взгляд, одна из основных наших функций – это  просвещение. Мы даем заказчикам очень детальные ответы о том, что послужило причиной, и как действовать дальше, по сути клиент получает детальную информацию и, фактически, обучается, что очень важно и за это нас ценят. Мы не брокерская организация, мы живем лишь за счет членских взносов, однако не так давно мы ввели качественные он-лайн курсы обучения для своих клиентов и планируем расширять их тематику.

Вы представляли свою компанию здесь, на Кипре и в прошлом году. Заметили ли Вы какие-то изменения за этот период?

Безусловно, в этом году больше и компаний, и посетителей. Выставка на Кипре, по моему мнению, является одной и самых значимых в мире. Великолепно организованная, позволяющая сделать шикарный networking, посмотреть различные нововведения, познакомиться с новыми компаниями. Место выбрано правильное, чтобы быть на острие прогресса: технологического, финансового и управленческого.