Ирина Апексимова: «Жить здесь и сейчас!»

Февраль - 2017

Добрый вечер, Ирина! Расскажите немного о спектакле “Скамейка”, с которым Вы приехали на Кипр.

Это замечательная советская пьеса, написанная по всем законам жанра, хорошим языком, чистым и честным, и, слава Богу, не обезображенная современной действительностью. Она про то, что интересно всегда и всем, про отношения мужчины и женщины, про то, что составляет нашу жизнь. Пьеса создана, по-моему, в 1978 году, за эти долгие годы она ставилась невероятное количество раз, даже в Японии на японском языке, а в период пересторойки была забыта. Я ее нашла, когда искала что-то интересное мне, как человеку, как женщине, о любви, о поиске счастья. Сначала мне говорили, что я сумасшедшая, что советскую драматургию ставить не надо. Мы с Гошей Куценко были первыми, кто отважился дать ей вторую жизнь.

Ваша дочь получила актерское образование. Вы сейчас каким-то образом участвуете в ее становлении как актрисы?

Конечно участвую. Как и любая мать, как любой родитель, который всегда старается участвовать в судьбе своего ребенка.

В одном из своих интервью Вы сказали, что не по своей воле занимаете нишу стервозной женщины-вамп в кино. Что общего между экранным образом и Вами в реальной жизни? Считаете ли Вы себя сильной женщиной?

Экранных персонажей, которых я играла и играю, я все равно провожу через себя, пытаюсь их оправдывать и выстраивать какую-то их внутреннюю жизнь, используя свой жизненный опыт. Это единственное, что у нас есть общего. А, что касается того сильная я или нет, считаю, что на этот вопрос лучше может ответить какой-либо человек со стороны.

Как руководитель — Вы жесткая или демократичная?

Я бы сказала, что я слишком мягкая.

 

Какая роль, как Вы считаете, до сих пор не сыграна Вами? Ради какой роли Вы отложили бы все свои дела?

Очень много таких ролей. Я вряд ли смогу назвать хотя бы одну из них потому, что я, как актриса, очень многое не сыграла в своей жизни.

Вы предпочитаете черный цвет в одежде, но специалисты уверяют, что это говорит о потребности ощущать себя защищенным, закрытым от внешнего мира, что это свойственно неуверенным людям. Как Вы считаете, это соответствует действительности ?

Я приверженец того, что очень сложно классифицировать людей. Мы все ранимые и мужчины, и женщины, и артисты, и слесари. Иногда мы бываем сильными, иногда слабыми. Все зависит от жизни, от ситуации, от окружения и от того, что происходит и с ними, и с тобой лично. Что касается черного цвета —- он мне просто нравится. Мне также нравятся ярко белый и ярко алый. Дело в том, что камеры не всегда передают цвета правильно, поэтому я чаще всего в черном.

Ваше увлечение музыкой в последнее время не случайно? Или это дань моде?

У меня родители были музыкантами, мой родной брат тоже музыкант. Я выросла в музыке и всегда мечтала быть актрисой в музыкальном театре оперетты, но не сложилось и я стала актрисой драматического театра. Музыка всегда была и есть в моей жизни. Если говорить о моей концертной программе,то я делаю то, что мне безумно нравится. Честно говоря, мне даже неинтересно как люди оценивают это со стороны, потому что я испытываю от этого колосальное удовольствие.

Вы как-то сказали: “Я живу не благодаря, а вопреки обстоятельствам — вечно где-то пробиваю стену, преодолеваю препятствия. Быть может, карма у меня такая”. Вы верите в судьбу, карму?

Я верю в судьбу абсолютно. Я верю в то, что все предначертанное произойдет, хочешь ты этого или не хочешь.

То есть, от нас в этой жизни ничего не зависит?

Поскольку я все-таки по рождению еврейка, я очень хорошо знаю множество еврейских притч и мудростей на этот счет, мне кажется от нас тоже многое зависит, сможем ли поймать свой шанс, сумеем ли его разглядеть и воспользоваться. Не нужно сидеть и ждать куда тебя занесет, ведь “под лежачий камень вода не течет”. Тем не менее я уверена, что все то, что сделано предопределено судьбой.

При всем Вашем плотном рабочем графике удается ли выделить время на отдых, есть ли любимые места?

Ровно через 5 часов после нашего интервью, я улетаю на Лазурный берег Франции. У меня будут три дня на отдых, а впереди следующие пол-года работы без выходных и так всегда.

В одном из своих многочисленных интервью Вы говорили, что не страдаете от отсутствия супруга. И даже рады возможности заниматься только собой. Но все же, что Вы могли бы сделать ради любимого человека? Смогли бы все бросить?

Ради любви я могу бросить все. Но она должна быть, а я не вижу

в своем окружении достойного человека, ради которого я могла бы это сделать.

Какой Вы видите себя через 10 лет?

Боже упаси, я даже не хочу думать на эту тему.

Живете  одним днем, здесь и сейчас?

Да, и будь что будет ...